Укажите, какие 2 из этих фактов обо мне - выдумка.

1. В молодости я занималась дзюдо и прямо в зале познакомилась с будущим мужем

2. Я пра-пра-внучатая племянница Шолома Алейхема

3. Я перевела с английского языка на русский более 30 книг, в том числе книги одного Нобелевского и двух Букеровских лауреатов

4. У меня красный диплом по специальности "прикладная математика"

5. Я крестилась в 29 лет в храме, где настоятелем тогда был митрополит Антоний Сурожский

6. Я вышла замуж в 19 лет

7. Я занималась тестированием компиляторов C++ в IBM

8. Меня не хотели брать на курсы переводчиков-референтов из-за плохого знания английского языка

9. Я принимала участие в проекте "Геном человека"

10. Я побывала на всех континентах, кроме Антарктиды


Левани — хозяин гестхауза, в котором я забронировала номер, — ждал меня, как и обещал в электронном письме.
Мы уселись в его мини-вэн и помчались в город.

Я ехала и ничего не узнавала.
Когда мы жили в двух километрах от аэропорта, это был совершенно деревенский район — с домами на сваях, зелёными изгородями из трифолиаты, куриным квохтаньем, криками петухов, голосами другой птицы, мычанием коров. Эти голоса совершенно не мешали заполняющей воздух тишине, как не мешал ей и хоровой щебет птиц, звук моих шагов или редкий шум авиационных моторов: в те времена аэропорт принимал только один рейс — из Тбилиси. Так было в шестьдесят первом году.

Спустя почти тридцать лет, в восемьдесят восьмом, я опять оказалась в батумском аэропорту: прилетела из Киева, где питерский рейс делал посадку. Мне удалось схватить почти бесплатную путёвку в дом отдыха в Цихисдзири, видимо, стерегущие меня заботились о том, чтобы я опять оказалась в местах моего детства, нежно мною любимых.

Read more... )


Новогодняя статистика ЦСБ Израиля


В Израиле проживает почти 8,75 миллионов жителей

Население Израиля выросло за минувший год на 1,8%, то есть на 156 тысяч человек.

Согласно статистике, представленной Центральным статистически бюро 18 сентября, в Израиле проживают сегодня 6523 тысячи евреев (74,6% от всего населения) и 1824 тысяч арабов (20,9%). В минувшем году в Израиле родилось 172 тысячи младенцев, умерло 43 тысячи человек.

В среднем женщина в Израиле рожает 3,11 ребенка — высший показатель в группе стран OECD.

Средняя израильская семья насчитывает 3,31 человека. 27 тысяч человек прибыли на жительство в Израиль, из них 26 тысяч — новые репатрианты, 57% которых — выходцы их стран бывшего СССР, 17% — из Франции, 11% — из США.

Продолжительность жизни женщин в Израиле — 84,2 года, у мужчин — 80,7.

Уровень смертности младенцев на 1000 родившихся – 3,1.

44%
израильтян определяют себя как не религиозных (светских). 22% — как не слишком религиозных, но соблюдающих традиции. 13% считают себя религиозными "традиционалистами", 11% — религиозными, 10% — ультраортодоксами.

84%
израильтян считают, что их состояние здоровья хорошее или очень хорошее. Причина 25% случаев смерти – рак. На тысячу израильтян приходится 1,8 больничной койки, 3,3 врача, 4,8 представителя младшего медперсонала.

Чистый (нетто) семейный доход на домохозяйство в среднем составляет 15.427 шекелей. Средний семейный расход – 15.407 шекелей, из них 24,7% (около 4000 шекелей) приходятся на оплату жилья, 20,1% — на транспорт и связь, 16,3% — на провизию.

67,6% живут в собственных домах, из них 39,9% платят ипотеку.

На соцобеспечение государство расходует 130 миллиардов шекелей в год (27% всех государственных расходов). 1,3 миллиона человек зарегистрированы в региональных службах социального обеспечения -  153 на 1000 израильтян.

14% израильтян старше 20 лет – инвалиды с высокой степенью нетрудоспособности.

В Израиле очень много адвокатов – 727 на 100 тысяч израильтян – и намного меньше полицейских – 353 на 100 тысяч жителей.

В 2016 году начато строительство 53,4 тысячи квартир, всего в процессе строительства находились 113 тысяч квартир – больше, чем когда-либо за всю историю страны. Цены на жилье за минувший год выросли на 7,5%.

88% израильтян довольны или очень довольны жизнью, 21% испытывают регулярный или постоянный стресс. 6% часто ощущают одиночество. 34% затрудняются с покрытием текущих расходов.




ОГЛАВЛЕНИЕ. ПОЛИТИКА. ЛИКБЕЗ.


Рим оборачивается миром (О книге: Александра Петрова. Аппендикс. Роман. — М.: Новое литературное обозрение, 2016. - (Художественная серия)) // Знамя. - № 9. - 2017. = http://znamlit.ru/publication.php?id=6712

Петрова_Аппендикс.jpg
yettergjart: (Default)
([personal profile] yettergjart Sep. 15th, 2017 01:35 am)
Тинторетто жил на Васильевском (О книге: Валерий Дымшиц. Из Венеции: Дневник временно местного. – СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2017.) // http://inkyiv.com.ua/2017/09/tintoretto-zhil-na-vasilevskom/

Дымшиц_Из Венеции.jpg


Но, чтобы переместиться — хоть в пространстве, хоть во времени, — следует воспользоваться каким-нибудь средством передвижения, и я стала искать билеты на самолёт, которому предстояло совместить функции обычного перевозчика и машины времени и переместить меня в пространственно-временном континууме.
Сначала я обратилась к Isste — я всегда сначала ищу билеты на этом сайте.
Результат обращения меня ошеломил.
Исста предлагала трёх перевозчиков — Грузинские авиалинии, Белавию и турецкий аэрофлот.
И турки, и белорусы везли народ в Грузию, разумеется, через свои столицы с пересадкой в другой самолёт, с долгими часами ожидания этой пересадки, но не с такими долгими, чтобы можно было выйти в город погулять, и не с достаточно долгими, чтобы не опоздать на нужный рейс, если бы вдруг в Тель-Авиве произошла задержка вылета (она и произошла, но об этом позже).

Read more... )
yettergjart: (toll)
([personal profile] yettergjart Sep. 14th, 2017 12:05 am)
И она прибывает (О книге: Станислав Львовский. Стихи из книги и другие стихи. - Ozolnieki: Literature Without Borders, 2017. - (Поэзия без границ)) // https://www.svoboda.org/a/28703878.html

Львовский_Стихи из книги.jpg
yettergjart: (Default)
([personal profile] yettergjart Sep. 12th, 2017 01:42 am)
Мне страшно нравится Амстердам – до дурацкой некритичной восторженности (любить которую не могу, но как факт отмечаю), прямо физически не нарадуюсь на само устройство этого города, - на его пластику, соматику, динамику, ритмику. Нет, не в смысле обескураженно-очевидного узнавания своего, независимо от того, «нравится» оно или не «нравится», «удобно» или «неудобно», «красиво» или нет. Такое тоже бывало с иными городами, собственно, один только раз и было – с Варшавой, чувство возвращения и до-слов-понимания, забыть невозможно, но тут не то, тут проще, наивнее, поверхностнее: никакого родства, всего лишь очень нравится (хотя вполне чужое. Не всякое чужое отталкивает и выталкивает). Мне даже воображается, что тут я охотно могла бы жить – если бы случилось выбирать из разных видов чужого на чисто эстетических, чувственных основаниях (скорее здесь, чем, например, в Италии, потому что очень люблю север, северо-запад и совсем не люблю юга, а летом прямо-таки его не выношу. Вот если бы на этом их юге всегда были октябрь и ноябрь, тогда ещё другое дело).

Я даже язык голландский с большим эстетическим согласием восприняла в этот раз, - бывши тут два года назад на протяжении нескольких часов, конечно, как следует его не расслышала, с уха соскальзывал. А тут – такое фонетически избыточное германство (немецкий язык – один из самых милых моему слуху, не самый-самый, но один из, - и голландский услышался как один из его обликов), что опять же не нарадуюсь.

И счастливо дышать сырым, дождливым, холодным сентябрём, который – весь воплощение размытой, не давящей точности – очень идёт этому городу; он в нём (Амстердам в сентябре, сентябрь в Амстердаме) какой-то такой, каким и должен быть.

Амстердам. Метро. )


В младенческом возрасте я попыталась покинуть этот свет и отправиться в мир иной. Намерение моё было столь серьёзным, что врачи в Черновицах, где моя семья пряталась от киевской гэбухи, решили мне не мешать, но терять единственную, на тот момент, внучку бабушка не пожелала, а потому грудью встала на моём пути и не позволила мне проследовать по нему до логического конца.
Я уже тогда проявляла исключительную вежливость по отношению к старшим (надо признаться, что в более позднее время она мне довольно часто мешала), бабушку просто любила и очень слушалась, а потому остановилась в своём движении и даже повернула вспять.

Ради закрепления эффекта было решено везти меня на юг, к тёплому морю, а именно, в Батуми.

В Батуми я ещё пару раз пыталась отбросить коньки, но могучая великолепная природа края встала в строй на стороне бабушки, недуги были побеждены, и я, оставаясь в дальнейшем довольно хилой, тем не менее, до шестого класса, практически не болела — лёгкие формы ветрянки, «свинки» и пара простуд не считаются, эти болезни не несут угрозы жизни.

В Батуми мы застряли на тринадцать лет, которые я всю жизнь вспоминаю с нежностью и любовью, хотя взрослым они, я думаю, дались нелегко.

И всю жизнь эти мои воспоминания требовали, чтобы я съездила в мой обожаемый город детства ещё хотя бы раз, ещё хотя бы раз подышала свежей, пахнущей морем, сыростью его чистейшего воздуха; напилась воды из его родников, проковыляла бы по его каменистым пляжам; обжигаясь и мыча от наслаждения, поела бы только что испечённого, с хрустящей коркой, торнис-пури, облилась соком огромных розовых помидоров, выпила бы его вина, а после — неисчислимое количество чашек лучшего в мире кофе, нигде в мире не умеют так варить кофе, как варят его в Батуми.

Но мечты не удавалось воплотить в действительность. Я скучала, тосковала, я писала рассказы о своём батумском детстве, я замучила всех близких воспоминаниями о Батуми, я писала о нём стихи, проела мужу плешь стонами: «Хочу в Батуми, в Батуми хочу!» - но мечта всё не сбывалась и не сбывалась.

В Батуми я училась в двух школах: сначала в школе № 3 — это о ней я написала стихи «Первое сентября», а потом — в школе № 7.
В третьей школе я проучилась все начальные классы и полгода пятого, а потом меня перевели в седьмую, потому что жили мы в военном городке, откуда детей возила в школу и обратно грузовая, крытая брезентом машина со скамейками по бортам.
В этой же машине возили солдат — на стрельбище, ещё по каким-нибудь военным надобностям, а утром и после уроков в ней ездили мы — в сопровождении дежурной мамы, сидевшей с нами в кузове, и офицера — он сидел в кабинке.

В третью школу приходилось ездить на автобусе, а потом идти через всю улицу Ленина, мою любимую, до центрального входа на бульвар — школа располагалась в здании бывших «номеров», в весьма козырном месте, почему её и снесли ради нужд нынешних пронырливых и жадных людишек, наводнивших постсоветское пространство, хотя их в Грузии всегда хватало.

Маме не нравилось, что я вечером болтаюсь по автобусам, да и расходы на проезд ложились на семейный хилый бюджет тяжким грузом, а потому, несмотря на моё нежелание и слёзы, перевела меня на казённый кошт — сдала в седьмую школу.
В седьмой я проучилась и того меньше, да ещё и с перерывом, а года через два мы и вовсе уехали из Батуми — в Баку, в Сумгаит.

После нашего отъезда в Сумгаит я побывала в Батуми только через двадцать четыре года — отдыхала в Цихисдзири и дважды съездила погулять в Батуми.

Несколько лет назад меня нашёл мой одноклассник из третьей школы. Потом нашлись и другие. Им повезло больше — они так и проучились вместе все десять лет, очень дружили и даже в Москве, поступив в разные вузы, продолжали дружить, жили тёплой споенной спаянной компанией. У них даже образовался общий музыкальный альбом — сборник музыки, под которую они сообща росли, взрослели, дружили и любили!

И они придумали собраться всем в этом году в Батуми, поскольку исполнилось … только не падайте, пожалуйста!.. пятьдесят лет, как мы все окончили школу.
Мы — выпуск 1967 года.
И представьте себе, они не забыли меня, меня тоже позвали на этот праздник погружения в детство!
Сначала я была удивлена, что меня, вообще, помнят! Мало ли кто временно, недолго учится с нами! Я далеко не всех своих одноклассников помню из седьмой школы — может быть, человек пять максимум.
Из сумгаитской школы, которую я окончила и в которой тоже проучилась четыре с половиной года, я помню многих, но общаюсь с двумя-тремя одноклассницами. А ведь мы учились вместе, когда были уже довольно взрослыми девушками.

А тут люди, с которыми я была знакома недолгое время в детстве озаботились, чтобы я приехала на их праздник, хотели моего приезда — да что там, мне сказали, что все были сражены наповал, когда я сообщила, что приеду!
Я и сама была сражена наповал своим решением: оказывается, нужно только захотеть, чтобы мечта сбылась.
Теперь я смогу проедать мужу плешь другим рефреном: «Поехали в Батуми вместе, поехали в Батуми вместе!» - не иметь ему, бедному, богатой шевелюры!

В общем, вы поняли: всю последнюю неделю — с третьего по десятое сентября я провела в Батуми.
По этой самой причине ближайшее время — не знаю долгое ли или короткое — я буду публиковать свои очерки об этой поездке. Ну, и фотографии, разумеется.

Привет всем!
Я слетала в детство, но я вернулась. С большим трудом, потому что страшно хотела там остаться.
Да и продолжаю хотеть.

ОГЛАВЛЕНИЕ. МОИ ПУТЕШЕСТВИЯ
curiosus002: (Default)
»

***

([personal profile] curiosus002 Sep. 9th, 2017 02:07 pm)
"...При задержании следует проявлять бдительность и крайнюю осторожность. Преступник вооружен и очень опасен. Обладатель черного пояса по хинкали под водку, мастер спорта по одиночному оливье..."
.